Коснись меня своим крылом…

Автор: . 02 Авг 2006 в 9:47



1566 год. Осень. Записано в Дополнениях к Никоновской летописи: «Лето 7075-го… Того же лета повелением государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси поставлен бысть город на Поли на реке Орлее». С тех пор минуло 440 долгих лет. 440 лет войны и мира, горя и радости.


Орел-крепость вошла в разряд городов от «польской украйны», т. е. от «дикого поля», среди которых были Новосиль, Тула, Мценск, Путивль. Первое серьезное испытание орловским служилым людям выпало в 1571 году, когда вторгшиеся на русские «украйны» крымские татары во главе с ханом Девлет-Гиреем прошли совсем близко от крепости и «мимоходом» «пожгли и потапочили» окрестные деревни. Сам же Орел был слишком хорошо укреплен, чтобы хан стал терять время на его осаду. Такая опасность пошла, однако, на пользу — в 1572 году по указу все того же Ивана Грозного Орел был укреплен «более прежнего». Историческая «судьба» орлян (именно так правильно называть жителей нашего города) в 16-м веке — участие в строительстве и заселении других городов: Ливен, Кром, Курска и отражении татарских набегов под Москвой.


Начало 17-го столетия — неурожаи, страшный голод 1601—1602 годов. В поисках пропитания многие орловские стрельцы и казаки вынуждены были бежать из Орла в южнорусские города, где и остались на поселение навсегда. Сорванные со своей земли толпы беглых крестьян сделали дороги непроезжими, в городах то и дело вспыхивали бунты. По словам современника, «такая же бысть беда, что отцы детей своих метаху, а мужие жен своих метаху ж, и мроша людие…»13 октября 1604 года Лжедмитрий I (тогда еще «просто» «царевич Димитрий») вторгся со своим немногочисленным войском в московские пределы. Смута «брала свое». Весть о появлении «законного царя» всколыхнула страну; на его сторону один за другим стали переходить города и воеводы. В мае 1605 года последовал их «примеру» и Орел: «воевода… духовенство, народ и часть войска, тысяч до восьми или более того, встретили его (Лжедмитрия — Ю. А. ) хлебом-солью, с крестами, образами, с колокольным звоном, восторженно приветствуя самозванца криками: «Буди, буди здрав, царь Дмитрий Иванович!» Уже после убийства Лжедмитрия I Орел в ходе восстания Болотникова — «полководца», в очередной раз «чудесно спасшегося» царя Дмитрия, которому жители города тоже «присягнули на верность», — служил одним из складочных и сборных пунктов повстанцев, а сами орляне принимали активное участие в боевых действиях. Такая рьяная поддержка различного рода авантюристов и весьма сомнительных кандидатов на престол привела к появлению нелицеприятных для горожан пословиц: «Орел да Кромы — первые воры», «Орел да Ливны — ворами дивны».


1615 год. «Лисовчики» сжигают опустевший Орел дотла… Только в 1636-м крепость возобновила свое существование, хотя «тойник в городе один, колодезей нет, в осадное время воды скудно нелзе». 1677 год — попытка переноса Орловской крепости по челобитью городских жителей на новое место. Каждый раз заново после страшных пожаров отстраиваются слободы, восстанавливаются церкви и монастыри… Орел «обрастает» населением. В начале 18-го века его «пристань соленая и хлебная зело велика; матица хлебна!»


Интересный факт: в 1718 году для заселения Петербурга, новой столицы России, по указу Петра I из орловского купечества были выбраны как люди «добрые, пожиточные и малосемейные» купцы Кузнецов, Тараканов и Русанов. Орел все еще считался военным городом, со всеми своими атрибутами — крепостью, артиллерией и гарнизоном, но по сути к середине 18-го века он превратился в крупный торговый и ремесленный центр. Оставшиеся без ремонта и присмотра стены и башни Рубленого города (старого орловского кремля) постепенно разваливались и растаскивались обывателями на дрова, но простояли до 60-х годов 18-го века.


1786-й. Орел — к тому времени уже центр Орловской губернии — посетила Екатерина II. Молва гласит, что когда императрица подъезжала к белокаменным Московским воротам (специально поставленным в честь визита августейшей особы), на Ленивце-ручье поставлена была раскрашенная барка, в которой сидело несколько гребцов в красных рубахах. Завидев царскую карету, они с громким «ура!» принялись «грести» веслами по песку, за что были «подарены» кошельком с золотыми червонцами.


…Чудеса. В ночь с 1 на 2 июля 1794 года на Кромской (ныне Комсомольской) площади появилась деревянная часовня. Город пришел в волнение; предлагали отслужить молебен. Однако полиция опровергла быстро распространявшиеся слухи о нерукотворности строения: крестьянин Макар Жонилов, ее строитель, был наказан плетьми, чтобы «другим неповадно было самовольничать и вызывать в невежественном народе разные толки», на том самом месте, где так недолго простояло его «детище».


70-е годы 19-го века. Известный русский актер В. Н. Давыдов так писал в своих воспоминаниях «Рассказ о прошлом» об Орле: «Живописный Орел мне нравился, хотя удобств в городе не было никаких… Орловцы, видно, привыкли ко всему и недочетов городского благоустройства совершенно не ощущали… Общественной жизни почти не было. Здесь жители ценили домашний уют, тепло семейного очага и деревню… Все жили за ставнями, жили тепло, сытно и уютно». Об этом же домоседстве и сытом житье с горечью упоминал орловский публицист П. И. Кречетов, описывая деятельность Городской думы во второй половине 19-го века: «Невзирая на всю несложность городских дел, гласные — купцы собирались в думу неохотно. Они… любили больше сидеть около своих крупитчатых купчих… Бывало, городской голова Д. С. Волков чуть не плакал, умоляя, убеждая гласных явиться на заседание…»


«6-го мая, в 8 час. 15 мин. утра в
г. Орел изволил прибыть наш августейший Монарх, Государь Император, в сопровождении Государя Наследника» — сообщали «Орловские епархиальные ведомости» в 1904 году . Осмотрев драгунские полки, предназначенные к отправлению на Дальний Восток, Николай II «отбыл на станцию «Орел» для дальнейшего следования». Думается, гораздо больший ажиотаж среди образованной публики вызвали такие события, как приезд в 1901 г. в Орел Шаляпина (по свидетельству современника, «на тех, кто идеала певца не видит в иерихонской трубе, голос Шаляпина произвел сильное, глубокое и неизгладимое впечатление») или полеты в 1910-м одного из первых русских авиаторов Сергея Уточкина. Но о вкусах не спорят.


Потом была революция… Поначалу незаметная, она проникла в устоявшуюся жизнь губернских жителей и перестроила ее на свой лад. В начале 40-х устроившееся, казалось бы, бытование орлян взорвала война. О счастливом дне освобождения скупо рассказывает сводка Совинформбюро: «5 августа наши войска после ожесточенных уличных боев овладели городом и железнодорожным узлом Орел. Северо-западнее, южнее и юго-западнее Орла наши войска за день боев заняли свыше 30 нас. пунктов»…


О современности рассказывать нет смысла. Современность — перед глазами. О ней предстоит судить тем, для кого предназначено замурованное в основание обелиска в честь 400-летия Орла письмо — нашим далеким потомкам.

Рубрики: Без рубрики | Орловский Вестник


Отзывов пока нет.

Ваш отзыв