Среда Иуды

Автор: . 15 Апр 2009 в 3:38

Тихо проникал в сердца голос Учителя:


— Не собирайте себе сокровищ на земле…


«Проповедь она и есть проповедь», — думал один из учеников, стараясь казаться самым внемлющим.


— Но собирайте себе сокровища на небе.



«Душой приемлю речь твою», — всем видом своим соглашался ученик.


Кончилась Нагорная проповедь, все долго размышляли над услышанным. Кто тщательно, кто тщетно.


Как всякий раз после слов и поступков Учителя.


«Хорошо, что он выгнал торговцев из храма, — думал ученик вскоре после входа в Иерусалим. — Но разве извергнул ту страсть из сердец их? И разве умалится их число?».


Он мыслил здраво. Не умалилось же число молящихся на перекрёстках. И не ушли зависти фарисейские. И никто не бросил сокровищниц своих. А нищая толпа бежала за Учителем, просто как за пришлым фокусником, показывающим забавное бесплатное диво и говорящим при этом соответствующие моменту непонятные заклинанья.


И в тенистом углу подошли к ученику имущие власть и деньги, сунули ему за пазуху увесисто звякнувший мешочек, шепнули столь же здраво:


— А небесные сокровища никуда от тебя не уйдут, грех всегда замолить можно.


Была среда — и был указующий поцелуй Иуды.


Учитель не удивился, он ведал: предательство неистребимая суть человечья. Сквозь века видел он тысячи и тысячи грядущих подлостей.


Сребреники — не копейки, отринув кои так легко сыграть в неподкупного. Это, допустим, нынешние миллионы рублей иль даже долларов.


За тридцать «лимонов» кто из нас не продаст отца родного; конечно, предварительно перед тем поплакав. А уж Родину-мать — и вовсе не моргнувши глазом, поскольку к ней всегда найдутся «идеологические» претензии.


Извинители толкуют, что Иуда потом от раскаянья повесился. Прямое свидетельство симпатии и сочувствия.


А над Учителем завтра будут насмешки, послезавтра казнь, затем Светлое его Воскресение. Замрём в священном изумлении, порадуемся — и вновь пойдём искать сокровищ на земле. Особенно блескучих заморских, западных.


Почему именно их? Не потому ли, что запад давно уже провозгласил своим идеалом собирание земных благ? Оно понятнее обыденному человеческому разумению, для него не нужен подвиг веры.


Тяга к земному проявляется там даже в том, что главным христианским праздником католики сознают Рождество, начало земного пути Спасителя, «тогда как православие превозносит над всеми событиями Воскресение, Пасху — то, что увлекает человеческий дух к горним высотам, которые стали доступны человеку благодаря искупительной жертве на Кресте».


Это сказал наш великий современник Михаил Дунаев из Московской духовной академии. Он пишет о мировом чуде — древнерусских иконах с их строгой аскезой и самоуглублением. Икона всегда говорит ясно и определённо: «Собирайте сокровища на небесах». А тут и есть тот самый подвиг веры.


Не найдёте этого на прославленных ренессансных полотнах Возрождения, где к небесному прилагаются земные мерки. Соблазнительно прекрасно на них всё земное.


Однако лишь взглянем на нашу икону «Ангел Златые власы» — и поймём, что такое высшая святость, что такое красота святости. Не сиюминутный соблазн, но сама вековечная Истина смотрит на нас своим упокоённым всеведущим взором.


Не потому ли наши иконы и весь уклад наш — как бельмо на глазу у католического запада? Шлёт и шлёт он к нам своих иуд-просветителей, умеющих учёно оправдать любую низость. Растит и растит в наших весях личин, торгующих словами «писатель», «профессор», «бакалавр», назойливо изъясняющихся на мёртво-нерусском начётническом языке.


Такое чувство, что иудина среда растянулась на годы. Поцелуи предательства, преданные заглядывания в глаза… Страстная неделя длиной в десятилетия.


И всё ж Воскресение всегда неизбежно. Вот и теперь оно — уже вот-вот!

Рубрики: Без рубрики | Орловский Вестник


Отзывов пока нет.

Ваш отзыв